В Тараклии не на того напали

Opinile evidențiate în acest articol aparțin exclusiv autorului. Aceste opinii nu reflectă pozitia postului Publika TV sau a siteului Publika.MD.

Тараклийский район, как и вся болгарская общность Молдовы, больше уже никогда не будут такими как прежде. Теперь это понимают все, кроме тех, кто последние 20-30 лет паразитировал на нуждах и чаяниях простых людей, живущих в этом регионе и являющихся болгарами по этнической принадлежности.

Два года назад, когда создавался фонд „Български дух”, я сознательно дистанцировался от всех противоборствующих группировок, которые всю свою энергию тратили на мышиную возню, партийные интрижки по одурманиванию людей теми, кто использовал искренность своих земляков, чтобы занять мягкое кресло.

Все это время я не искал поддержки сильных мира сего, а тихо и спокойно вместе с единомышленниками делал свое дело – мы издавали сборник творений бессарабских авторов, работали над проектом памятника участникам Первой мировой войны, организовали экскурсию школьников по памятным местам Кишинева и Болгарии, находили скромные средства для лучших школьников района.

До поры до времени к деятельности фонда относились серьезно только обычные, не обличенные властью люди – именно благодаря их дарениям и труду, например, увидел свет альманах „Бесарабски гердан”. Никого больше наши инициативы и дела не интересовали.

Все изменились, когда в район пришли выборы. В один момент у касты, которая уверовала в свою несменяемость, наступило прозрение – оказалось, что своими делами фонд превратился в значимый фактор. Следом пришло осознание, что я никому неподконтролен.

Будьте уверены: именно это главная причина кампании по дискредитации, которую сейчас мы все наблюдаем. Их бесит, что я, Олег Косых, могу себе позволить быть свободным – не только говорить, но и делать, что считаю правильным и нужным.

Я не только могу говорить, что думаю, например, в студии телеканала „PRIME”, но и на мероприятии с участием представителей правой оппозици, у меня есть друзья и среди сторонников партии коммунистов, и среди симпатизантов Демпартии. Я могу себе позволить встретиться с представителем партии „Шор”. Подобным образом я поступлю, когда и ПСРМ объявит своего кандидата. Причем я это делаю в открытую, во имя четких и понятных целей, а не в тихую, под покровом ночи, как многие тараклийские и районные деятели.

Они, эти деятели, любят сеять среди нас рознь. Этой, высвобождающейся, энергией они питаются – для них нет большей радости когда, например, тараклийцы ссорятся с твардичанами. На этом они строят политический капитал и получают немалые дивиденды, чтобы вскочить на подножку уходящего поезда в парламент.

Особенно рьяно бьют копытцем те, кто раньше землю рыл, продвигая ЛДПМ, партию, приведшую Шора в Банка де економий. Когда такие люди в Тараклии начинают вещать об общественном благе, я начинаю по привычке проверять карманы. Не буду уподобляться, но при необходимости напомню о ком из тараклийских крикунов идет речь. На самом деле их бурчание меня мало волнует, потому что я знаю- наши люди мудрые, и у них хорошая память. И они умеют быстро распознавать истинные мотивы всех этих „радетелей”.

Но если посмотреть на ситуацию шире, то основная проблема в том, что в Тараклии господствует агрессивный индивидуализм, который подпитывается страхом и превращается в жесткую конкуренцию, тотальное взаимное недоверие и вражду. Наслаивание всех этих факторов на непростые межличностные отношения привело к тому, что фаворитами в борьбе за кресло депутата от района будут…кишиневцы.

А все потому, что тараклийские элиты ни в каких формах не терпят самоорганизацию — она подавляется независимо от того, как настроены люди. Методы стары как мир – сплетни, визги, навешивание ярлыков.

Эти владельцы мягких кресел много лет приучали людей: „положитесь на начальство, поддержите его — и оно защитит вас друг от друга и от коварных врагов”. На нынышнем этапе результатом такого подхода станет появление, возможно даже на проходном месте, Кирилла Татарлы в партийном списке ПСРМ. И кто тут кого использовал?

А у меня лично, как и фонда в целом, задача другая – объединить все болгарское сообщество. И это получается – в конце декабря мы все вместе, тараклийцы и твардичане, в рамках нашей акции „Эстафета добра” поможем воспитанникам реабилитационного центра. Мне кажется это очень символичным, особенно на фоне того безобразия по распределению средств районного бюджета среди населенных пунктов региона.

Нас бьют, а мы крепчаем. И нас, тех, кого уже не загнобить, много – за эти два года я увидел немало людей, за кем будущее – таких как, скажем, спортсмен из Тараклии Василий Гайдаржи, который, несмотря на все трудности, идет к своей цели.

А будет еще больше. Именно понимание этого факта и выводит из себя тех, кто не видит дальше Балабанского перекрестка. Потому что за ним перед ними маячит бесславный финал. И они это знают.

И не поможет им ни орден Трудовой славы, полученный сомнительным путем, ни меморандум, подписанный с Иланом Шором. Как и громкие крики о болгарской идентичности тех, кто не только палец о палец не ударил, а даже не удосужился придти на церемонию открытия консульства в Тараклии. Напомнить, кто сажал цветы у здания в ночь перед церемонией? Так что выборы пройдут и окажется, что и после них тоже есть жизнь. Правда, с  осадочком, который никуда не денется.

Успокою всех заинтересованных – фонд „Български Дух” не занимается политикой, а у меня как физического лица нет политических амбиций ни в плане Тараклии как таковой, ни райсовета.

Я также понимаю, что прочитанному сейчас не поверят те, кто привык врать, глядя в глаза. Но всему свое время – иногда оно наступает быстрее, чем кому-то хочется. Иного варианта развития событий впредь не будет, особенно, что касается общественной жизни нашей общности.

Так что не будите лихо, пока оно тихо. Я все равно буду на шаг впереди.

Comentarii