Унионисты: ни молдаване, ни румыны

Opinile evidențiate în acest articol aparțin exclusiv autorului. Aceste opinii nu reflectă pozitia postului Publika TV sau a siteului Publika.MD.

Появляется всё больше сомнений насчёт того, что унионисты – румыны. Тем более что процент унионистов среди молдаван больше, чем среди румын, хотя молдаване-унионисты и называют себя румынами. Сомнения возникают при сравнении среднестатистического румына и среднестатистического молдаванина. Так как эти категории не «взвешивали» по научным критериям, воспользуемся обычным источником, телеканалами, ведь именно телевидение создаёт необходимую нам реальность. Итак, среднестатистический румын – это смугловатый индивидуум, видимо, от передоза кофе, знающий, что офранцуженные Элиаде и Бранкузи – румыны, имеющий хорошее образование и отлично владеющий литературным языком. Среднестатистический молдаванин – это розоватая особь от передоза «гибрида», знающий первый стих из «Ce te legeni, codrule», но не помнящий, что он принадлежит Эминеску, разговаривающий на обычном молдавском диалекте, на котором говорил со своим виночерпием Штефан Великий. Правда ваша, по театральным этюдам «Jurnal TV» «молдаванчик» выглядит необразованным и в сто раз глупее «ромынаша». Так надо.

Теперь вы сами можете убедиться, что унионисты не похожи ни на одних, ни на других. Обычного румына, как и обычного молдаванина, заботит, как и любого землянина, вопрос выживания: работа, зарплата, пенсия, качественные и доступные услуги в образовании и медицине. Идея объединения их посещает один раз в год с подачи прессы, которая призывает отдать дань ритуалу празднования годовщины объединения – «Unire». Дополнительная информация по этому вопросу и опять-таки не из хозяйственных соображений поступает на выборах в Румынии или Молдове. В отличие от своих сородичей, унионистов мало интересует быт и, так сказать, экзистенциальные вопросы. Они мыслят и живут унионизмом, т.е. не совсем унионизмом, а деньгами унионистских организаций, в особенности значительными финансами известного подразделения румынского государства «Departamentul romanilor de pretutindeni» (Департамент румын отовсюду). Так вот, на унионистские финансы повсюду выдумывают унионистские настроения и события, также легко, как у Гоголя обычная лестница подъезда «рождает» новых литературных героев.

Говорят, унионист – это профессия, но я бы сказал, что это – новый человеческий подвид. Его мечта зиждется на дарвинизме и состоит в том, что малое не может быть самодостаточным. Малое должно быть поглощено большим, чтобы проглоченное приобрело внутри силу и прочность. Простой пример: рядом с двором богатой и большой семьи не может долго жить бедная и небольшая семья, она должна быть поглощена первой. Отеческие функции, в том числе самца, переходят к богатому мужу, а сапа и лопата – к бедному. Хотя, конечно, вопрос: насколько благополучнее Румыния Молдовы? Если уж отдаваться, то, может, финнам? Они к сексуальному вопросу относятся более спокойно. У международного сообщества нет ни правил, ни времени, ни охоты прислушиваться к этому возникающему подвиду, который оправдывает своё существование грёзами и государственными дотациями. Мечтой об объединении большой и маленькой страны начинал свою карьеру в австрийской деревне Рансхофен голубоглазый и белокурый мальчик с романтической фамилией Шикльгрубер. Чем это закончилось, унионисты помнят смутно.

Comentarii