Майя Санду. Птица в клетке

Opinile evidențiate în acest articol aparțin exclusiv autorului. Aceste opinii nu reflectă pozitia postului Publika TV sau a siteului Publika.MD.

Вы заметили, с какой странной лёгкостью с губ Майи Санду срывается слово «тюрьма»? Она произносит его чаще, чем Ренато Усатый, который «по фене» неплохо «ботает». А как безответственно обещает Майя своим политическим противникам выполнить самые суровые приговоры? Складывается впечатление, что лидер PAS не просто не вникла в абсурдность тюремного наказания, но никогда и нигде не встречалась в жизни с настоящим горем, не пережила настоящей человеческой боли. «К стенке! Мочить!» – так выражаются бесноватые революционеры и годами обученные каратели известных элитных подразделений.

Недаром политик Серджиу Мокану заподозрил в Майе подобие политического аутизма. Майя получила свой рейтинг волей президентских выборов очень жёсткого геополитического характера, на которых голосовали не столько за человека, сколько за вектор. Случайна ли её популярность или нет, докажут следующие выборы… Однако Майя так слепо и без меры поверила в свою звезду, что ничего, кроме себя, не видит и никого, кроме себя, не слышит. Она теряет дар чувствовать… Дано ли нам знать, как называется звезда под которой мы родились?

Не кажется ли вам странным, что лидер оппозиции, с первых же мгновений своего существования как политического деятеля заявившая о непримиримой борьбе за европейские права, за свободу с большой буквы, начинает каждое своё послание к гражданам тюремными угрозами. Законы не могут объять жизнь, они предписывают идеальное поведение человека в обществе. Наш Уголовный кодекс большой частью списан с законов других культур, во многом чуждых нашему православному обществу, в котором привыкли договариваться не по книжным правилам, а по моральным нормам.

Хроника нар твердит нам, что тюрьма не лечит людей, а калечит. Эта истина известна с момента открытия первой исправительной колонии (1775, Гент, Нидерланды) до возникновения очереди в самую «человечную» современную норвежскую тюрьму, где проводят эксперимент по «вольному содержанию» (Бастой, Норвегия). У верящего в перевоспитание в неволе разум подобен птице, свыкшейся с клеткой. Не важно, на кого больше похожа Майя: на надзирателя, прокурора, «нового русского» Ренато, или на лидера… Мысли её всё равно не на свободе.

Comentarii