Эмиграция: попытка яблока дозреть на другой яблоне

Opinile evidențiate în acest articol aparțin exclusiv autorului. Aceste opinii nu reflectă pozitia postului Publika TV sau a siteului Publika.MD.

За последние пять лет из нашего села Суручень, потянув по цепочке друг друга, устроились работать в крохотном английском городке более пятидесяти молодых человек, преимущественно неженатых. Там, на далёком острове, они даже создали сурученскую футбольную команду, которая участвует в любительском чемпионате. Соскучившись, наши гастарбайтеры возвращаются на Пасху и Рождество на родину. И знаете, никому в голову не приходит хватать за грудки примара или кого-то из членов местного совета и отчитывать за паршивую жизнь в селе. Раз ты уже не постоянный житель, раз твоей попе где-то мягче, совестно как-то спрашивать за пока не отремонтированную дорогу, затянувшуюся замену глубинного насоса водопровода, дополнительные платежи в школе. Сколько себя помню, в нашем селе и в советское время, и во время сопливой свободы никто не собирался насильно свергать местную власть, хотя примаров, как и премьеров, никто особо не жаловал. Почему же эмигранты меняют свои взгляды, когда речь идёт о вышестоящей власти? 

Разумный человек несёт ответственность за свои поступки. Но в большой политике часто выгодно пропагандировать перекладывание личной ответственности на институты власти. Конечно, собственные невзгоды, семейные трудности или социальные беды заставляют человека разделять какое-то время навязчивую и ложную мысль о том, что в своих неудачах виноват не он, а кто угодно, чаще всего – власть. Этим умеют пользоваться, тут нет никакого секрета, оппозиционные политики, которые охотно вживаются в роль чокнутого стрелочника. Эмиграция стала одним из эффективных рычагов борьбы за власть в Молдове. И этот рычаг становится всё удобнее в руках политиканов, потому что начиная с 90-х годов поток эмигрантов ежегодно растёт и соответственно уменьшается число специалистов и рабочих рук, от которых зависит рост качества жизни на родине. Молдаване не первые попали в эту миграционную ловушку! Кроме того, надо отдавать себе отчёт в том, что, сколько бы на родине экономика потихоньку ни росла, всё равно в обозримом будущем она будет в разы ниже, чем в развитых европейских странах. Родителей не выбирают, а Родину – уже да…

Законы миграции – ученый Э.Г. Равенштейн выделил их одиннадцать – неумолимо работают против экономически неразвитых территорий. И экономистам, и социологам было ясно, что после падения берлинской стены, население Восточной Европы будет десятками и сотнями тысяч уезжать в более привлекательные для жизни места. Как ни странно, в хвалёных нами прибалтийских странах – члены ЕС с 15-ти летнем стажем – демографическая ситуация ненамного лучше, чем в Молдове. Новые рабочие руки очень пригодились в Италии, Германии и Франции. И по сей день в развитых странах ЕС предпочитают использовать рабскую силу на чёрном рынке. О законах миграции  известно не только учёным, об этом прекрасно осведомлены наши политики. Но им выгодно манипулировать. Оппозиция не перестаёт кричать, что молдаване – самые бедные в Европе, а уезжают они под давлением плохого правления. Так ли это? И да, и нет. Тем не менее, очень много эмигрантов из тех, кому чужд принцип личной ответственности, предпочитают считать власть главным виновником их личных неудач в карьере и жизни. Это по-человечески удобно. А может, просто, стоит поблагодарить судьбу за свободу выбора места работы и жизни и чуть-чуть власть, которая напрямую способствовала этому безвизовым режимом?

Давайте прагматично признаем наконец перед лицом общественности, что правда: то, что пропагандируют политики, или то, что мы обсуждаем за столом со своими родными, когда они приезжают погостить из-за границы? Эмигранты – люди сентиментальные, но со зрелым экономическим сознанием. Они предпочитают жить с разбитым на чужбине сердцем, но в сытости и  безопасности. Что происходит в Молдове, их интересует, скорее, по инерции, это уже не совсем их жизнь, если они и захотят когда-то сюда вернуться, то только со своей европейской пенсией. Если они отказались ухаживать за своим хозяйством, вряд ли за ним образцово проследят оставшиеся близкие, даже если им хорошо заплатить. Это частное правило работает в целом и в масштабах экономики страны. В Европе чисто, хорошо одеваются, там реки экологичны и морские пляжи недалеко. Молдова – родина, здесь тоже неплохо, но любое нормальное удовольствие требует большего усилия. Поэтому и пробуют эмигранты, как чужие плоды, дозревать на другом дереве. Жить им на родине никогда уже не будет комфортно, раз они вкусили яблоко европейских материальных стандартов.

«Хуже мы их или нет?» – спрашиваем мы иногда родных о заграничных работодателях, которые отпустили их на время домой. Выходит, из честных ответов, что мы совсем другого поля ягоды, что мы принадлежим разным не сравниваемым духовным мирам. Наших соотечественников поражают доведённые до абсурда корысть и эгоизм в социальных отношениях европейцев.  Но их моральный кодекс – полбеды. На него сейчас накладываются другие моральные нормы всё прибывающих беженцев, несущих в Европу жадность к бесплатной жизни и запах гари исламского фундаментализма. Поэтому первый враг брата-эмигранта – это не наша грязноватая, бездорожная родина, не наша не совсем грамотная и порой вороватая власть. Первая угроза его будущего – духовная пустота, возникающая от взбалтывания постмодернистской европейской культуры с флюидами восточного мира. Молдавская интеллигенция, в первую очередь, культурная, успела доказать своё глубокое презрение к народу, выбрав себе другую идеальную родину. Если нас предадут и наши работающие за границей братья, Молдову возьмут голыми руками политические бродяги и туристы, ошивающиеся сейчас около административных зданий. 

          

Comentarii