Дуэль Воронина и Ткачука. Последняя?

Opinile evidențiate în acest articol aparțin exclusiv autorului. Aceste opinii nu reflectă pozitia postului Publika TV sau a siteului Publika.MD.

Самое удачное объяснение вчерашнего исчезновения коммуниста Ткачука – это его ретирование с целью подготовки к Евровидению 2015 года. В пылу политического соревнования на приз самой нелепой догадки, остался один трезвый человек. Трезвый от своей кровной мести. Он-то и выстрелил в спину ненавистного Ткачука фразой о том, что трусы и слабаки удирают с первой линии фронта. Сколько правды в этом изречении господина Решетникова, вечного соперника Марка за доступ к телу государя?

Известный конфликт вёл к дуэли между председателем партии коммунистов и тем, которого не всегда по заслугам называют серым кардиналом ПКРМ. Конфликт давний и ноющий, как старая боевая рана. Это хрестоматийный спор двух совершенно разных людей (даже врагов), объединенных любовью к общему делу, а если быть ближе к политике – грызня двух бандитов, готовых выстрелить друг в друга, как только подберутся к вожделенному сокровищу.

Конфликт личностный – судьба собрала на узком политическом пятачке двух жадных до людской славы деятелей, до смерти уставших следить друг за другом. Спор концептуальный. Спор политических убеждений. Воронин, конечно, консерватор, а Ткачук, скорее всего нео-либерал, но так как оба они люди крайностей, консерватизм Владимира Николаевича зашкаливает до сталинизма, а либерализм Марка – до анархизма. Никогда не затихала между соперниками борьба за монополизацию кадрового вопроса. Бдительный и опытный председатель понимал пользу обновления партии и руководства, но молодые и необстрелянные собирались, как правило под крылышком его бойкого помощника.

А теперь о главном, всё-таки, конфликте – финансовом. Никогда и никому Воронин не платил по работе. Ткачук – не исключение. На обычные, необходимые политические планы приходилось всегда клянчить, а когда финансирование всё-таки с трудом утверждалось, через треть, а то и раньше предусмотренного проектом времени – вдруг обрубалось. Так было с газетами, интернет-телевидениями и так, я уверен, было и с революциями. Ибо, осознавший себя царём и путеводной звездой молдаван, Воронин смотрел с издёвкой и пренебрежением на соцопросы, медиа планы, ПР-бумаженции и другое идеологическое колупание. Самое глубокое и печальное молчание в своей жизни я наблюдал у Марка, после того, как его «отблагодарили» за победу в трудных парламентских выборах 2005-го года. Что и говорить старик – скряга. Да и сын его – яблоко от яблони…

Время играло в пользу Марка. Дряхлеющий боец это ясно понимал. Казалось, уже давно Николаевич подмахивает бумаги Ткачука, не вчитываясь. Неумолимая рука судьбы приближала тот момент, когда словами или жестом серый кардинал должен был указать старшему на стул свадебного генерала. Может быть на прошлой неделе эти роковые слова были произнесены, может быть, Марк не, совладев собой, решился раньше времени на страшную эвтаназию.

Но как видно, Воронин не готов к негласной отставке. Не дожидаясь съезда ПКРМ, потому что тщетно жаловаться на Ткачука в ткачуковский Исполнительный политический комитет, он вышел к народу и воспользовался телевидением, чтобы сказать – вот он я, я ещё жив, я ещё ваш король (прошлый, будущий), и я не позволю неокрепшему политическому мужу водить моё войско, куда ему в голову взбрело. Неважно, что именно сказал в политическом смысле Воронин на телевидении. Важно было прилюдно возразить Ткачуку и выбить его с седла. Неважно предал или не предал Ткачук партию, сложивший против воли Владимира Николаевича мандат депутата, нагло отвергнув телевизионное заявление своего председателя. Воронину было важно добить дуэлянта, выиграть в этот и может быть в последний, раз. И он выиграл.

Решетников, родственный Николаевичу человек, многое знает и поэтому в его фразе (похожей больше на комплект дамского белья, чем на боевую сводку) брошенной в социальные сети есть доля правды. Правда, в том, что Ткачука подвёл, доконал, в конце-концов, его импульсивный, бесноватый характер. Обычно после таких передряг он быстро выходил из ступора в Интернет и разряжал накаленную обстановку более или менее удачной шуткой. Сладкая ложь звучала в его устах естественно, как правда. Но в этом случае взбешенный Марк выбрал жутковатый путь. Он спрятался как раненый зверь от взора коллег и общественности. Он судорожно искал пятый угол и нашёл его. В таком состоянии он становится непредсказуемым и во много раз опасней для своей партии и для общества.

Comentarii