Кнопочная свобода слова и диктатура глупости

Opinile evidențiate în acest articol aparțin exclusiv autorului. Aceste opinii nu reflectă pozitia postului Publika TV sau a siteului Publika.MD.

За деньги можно выглядеть не только умно и красиво, но также глупо и уродливо. На одном франкфуртско-кишинёвском канале ТВ и на страницах пары газет серьёзно обсуждается вопрос влияния лунного света на рост телеграфных столбов. На языке молдавской демократии это переводится как влияние пульта управления телевизора на свободу печати. Это не выдумка и не кощунство. Это похоже, скорее всего, на розыгрыш. На самом деле эфир занят часами ток-шоу на тему распределения телеканалов по кнопкам пульта по версии Молдтелекома, одного из нескольких десятков телеоператоров на нашем телевизионном рынке. Журналисты на полном серьёзе утверждают, что не содержание передач и не их рейтинги определяют наш вкус и выбор, а порядковый номер канала в сетке оператора. Т.е. если, к примеру, оператор поменял бы пультовый номер «Первого канала» на «Норок», то русскоязычная аудитория смотрела бы каждый вечер не «Время» с Екатериной Андреевой, а «99 де кумэтри» с Игорем Кучуком. Вывод, к которому подводят молдавские КВН-щики гениален: государство ущемляет свободу печати через пульт управления телевизором.

Ну да бог с ними, с журналистами, которые не первый и не последний раз прикалываются за деньги хозяина. В эту байку влюбилась надежда новой демократической волны и воспитанница Всемирного Банка Майя Санду. Перед лицом, так сказать, западной демократии, она сделала на днях заявление по поводу пресловутой сетки каналов с далеко идущими умозаключениями о наступлении диктатуры. Правда, в дополнение кнопочной фишки, она добавила другое серьёзное доказательство признака тоталитаризма: число лицензий на право вещания, выданных в одни руки. Любой гражданин Молдовы может законно обладать на сегодняшний день пятью лицензиями радиовещания. Главный конкурент канала «Журнал ТВ» на телевизионном рынке, равно как и на политическом – братьям Нэстасе и Цопа – является как раз один из держателей пяти лицензий Влад Плахотнюк. Вот почему Второй Форум гражданского общества, который без какого-то приличного прикрытия представлял политическую оппозицию, потребовал от государства в своём ультимативном списке перемен немедленно ограничить выдачу таких лицензий до двух в одни руки. « Хорошо, но не так быстро» – был ответ министра юстиции.

Согласитесь – лицензирование и свобода печати – ягоды разного поля. Телевидение это и журнализм, и бизнес… А деньги, согласно либеральной формуле – делают деньги. Ограничение свободы слова происходит изнутри любого канала ТВ под давлением крупных рекламодателей и издательской политики. На телевизионном рынке порядок выдачи лицензий регулируется примерно так же как и на мясном рынке. Свобода передвижения услуг и товаров, с одной стороны, и свобода выражения воли торгующих, с другой, регулируются двумя- тремя разными нормативными актами. Иначе в мире никогда не возникла бы медиа-империя Руперта Мэрдока, по причине того, что его телевизионному бизнесу везде в мире ставили бы палки в колёса конкуренты под предлогом нарушения свободы печати. Поэтому выдвинутый Плахотнюку запрет гражданского общества является не чем иным, как бизнес заказом владельцев Журнала ТВ, Партии «ДА» и за одно, как стало понятно, гражданской Платформы «ДА». Догадывается ли политический дебютант Майя Санду, что своим заявлением работает на этот же заказ? Может быть – да. А может быть и нет, раз повелась на такую глупость, как кнопочная свобода слова.

Comentarii