Кастинг для Майи. «Мисс Молдова» или «Жана Д’арк»?

Opinile evidențiate în acest articol aparțin exclusiv autorului. Aceste opinii nu reflectă pozitia postului Publika TV sau a siteului Publika.MD.

Передача «Интерпол» никогда себе не изменяет и посвящена исключительно правым и левым, партиям и доктринам. Но вчера ведущая Наталья Морарь и её гостья Майя Санду позволили телезрителям отдохнуть от политики. Правда, понадобилось немного фантазии, чтобы сразу вникнуть в суть общения двух смазливых барышень. При небольшом усилии воображения не так трудно было понять, что политические термины употребляются дамами в иносказательном смысле. Упрощая разговор длиною в час до одного предложения, можно заключить, что Наталья попробовала убедить Майю создать свою партию и взять власть в Молдове в свои руки. На благо общества, не иначе… Говорили о красивых и изящных политических вещицах и о деньгах, необходимых для их приобретения. Удовольствие от передачи получили те поклонники, которые сразу догадались ,что под словом „политика» надо подразумевать «шоу-бизнес», под „партией” – «продюсер», под „выборами” – «конкурс красоты», а под «президентом» – «Мисс Молдова». Можно пригласить, по выражению Натальи, несколько друзей – бизнесменов средней руки – и собрать чистые с точки зрения Налоговой службы средства для будущей деятельности. Да, если речь идёт об оплате известного продюсера либо о проведении рейтингового конкурса красоты. И то, в случае Молдовы – с большой долей относительности. Применительно же к нашей реальной политике и строительству партии такой подход выглядит, по меньшей мере, смешным. Поэтому тем, для кого поздний час – предлог блажи и мечтаний, вопросы Натальи и ответы Майи, как и сумерки в студии, ложились мимо заявленной тематики, в русло хорошей светской беседы при свечах. Звёздный диалог стимулирует вкус к сладкой жизни. И одна, и другая особы беззаветно преданны делу революции. Но это же не значит, что они проведут ночь в сырой палатке правого или левого городка.

Совсем некстати завели наши две хорошенькие леди в дорогом облачении разговор о бедности. «Люди бедные потому, что у нас такое правительство. Сменим правительство – исчезнет бедность», – убежденно заявила Наталья. Странно, что бывший министр и кандидат в премьеры так легко согласилась с таким наивным подходом к решению столь сложного вопроса, над которым бьются не первый десяток лет МВФ и Всемирный банк. Тем более, что тут же в студии на двух стульях находилось яркое доказательство обратного. Именно при этом правительстве Наталья смогла перевоплотиться из бедной журналистки в нувориша, владелицу дорогого столичного кафе. Майя же призналась, что в то время, как несчастные крестьяне копаются в поте лица на виноградных плантациях и кукурузных полях, она может себе позволить отдыхать второй месяц подряд. «И это мне стало нравиться», – промолвила с прищуром бывший символ народного образования. «Страшно далеки были они от народа!», – сказал как-то русский мыслитель и революционер о декабристах и о последовавших за ними в Сибирь жёнах – из дворянского сословия, которые принесли себя в жертву ради хорошей жизни простых людей. Майя и Наташа так же далеки от народа, как и декабристки. Только приподнятое настроение, бархатные жесты и непринужденность, царившее в студии, говорили скорее всего о театральной жертвенности. Вы можете представить себе Майю Санду извивающейся на костре инквизиции, разведенном олигархами? Наталья может. Она так и спросила свою собеседницу, с неподдельной нежностью, не хочет ли она стать Жанной Д’арк Молдовы? Хороший, неожиданный вопрос для драматургии передачи. Легкая дрожь трясущегося от сомнения бюста передалась рябью на прозрачную, розовую кофточку Майи. А лицо Натальи светилось то ли от удачного финала, то ли от необыкновенно дорогой косметики. И всё такое… что комментируют в таких случаях или снимают крупным планом на светских раутах.

Comentarii