Все ли мы родом из “45-го?

Opinile evidențiate în acest articol aparțin exclusiv autorului. Aceste opinii nu reflectă pozitia postului Publika TV sau a siteului Publika.MD.

Слишком много тайн Великой Отечественной Войны стали явью за последние тридцать лет, чтобы слепо предаваться в наших оценках о ней безответственному и триумфальному слогу пропаганды. Любая война становится просто трагедией, катастрофой, с течением времени. Боль умолкает, противостояние сжимается в невидимый комок, а над руинами возвышаются новые жилища и памятники. Скорбеть и одновременно праздновать по поводу катастрофы не просто, и делать это надо с большим умением, без фальши, так же, как спеть простую по исполнению, на первый взгляд, «дойну». Слишком много блеска ненастоящих медалей, слишком много поздно открывшихся геройств, слишком много желающих получить право наследства мучеников этой страшной войны на основе сомнительных поручительств. Особенно постарались вчера политики. Их опереточная речь о победе взывала к духу политического соперничества, их поддельная, парадная печаль, в лучшем случае… печалила. Один из «будущих президентов» с утра презентовал событие в социальной сети известным советским стереотипом: «Все мы родом из мая 1945-го!». Так ли это?

Кишинёву предстоит ещё осмыслить, как лучше, вдумчивее и откровеннее праздновать 9 мая. Нас никто не спрашивал, хотим мы или не хотим воевать. Этот кусочек земли, которым мы дорожим, успел перейти в тот, предвоенный год из рук в руки тех, кто был сильнее нас. Это не было войной молдаван, жребий судьбы бросил нас в топку горячих событий, но молдавский солдат равно как русский и американский прошёл через «вражеские ворота», прочувствовал свист «пули у виска». Может по причине сбитого исторического прицела, а может по другой, некоторые из нас видят Великую Победу окутанной в телогрейке, а не в генеральском мундире образца 45-го. На ум приходит почему-то не Москва, а Петроград, не призывы военного большевистского сатрапа, а последние слова Николая Второго, не гимн «Вставай страна огромная», а романс «Поручик Голицын». Русский народ легче понять в его дореволюционной духовности. Очищаясь от ореола советской легендарности, легче понять, как русский человек выиграл войну, как он чудом выжил после войны и почему по широте своей православной души, готов делить с чужаком последний кусок хлеба .

Comentarii