Разочарованный сыщик

Opinile evidențiate în acest articol aparțin exclusiv autorului. Aceste opinii nu reflectă pozitia postului Publika TV sau a siteului Publika.MD.

В чём разочарован бывший сотрудник Национального центра по борьбе с коррупцией (НЦКБ) гражданин Молдовы Михаил Гофман, скрывающийся сейчас в США, человек с редкой специальностью или чудным призванием «борец с отмыванием денег»? Битый жизнью сыщик разуверился в двух очень модных для нашей страны вещах: в свободной прессе и европейских чиновниках. Об этом он рассказал на днях в телеинтервью порталу журналистских расследований «Zeppelin».  

Гофман – один из немногих офицеров НЦБК, который знает подноготную двух связанных между собой грязных молдавских афер: «ландромата» и «кражи миллиарда». Он не только всё пронюхал ещё в 2012 году о готовящихся сценариях кражи, но даже пытался противопоставить их претворению в жизнь свой скромный опыт, знания и профессиональную солидарность коллег. Кстати, он является автором Закона №190 о предупреждении и борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма. Для Гофмана всё закончилось довольно плохо, но могло быть, конечно, гораздо хуже. В прямом эфире он отказался назвать местность, где в настоящее время находится.

На что он надеялся, кроме себя, в быстрорастущих молдавских джунглях капитализма? Как любой честный, но наивный молдавский офицер он доверял свободной прессе и справедливым европейским чиновникам. Последние не стали его слушать, и остаётся, как заявляет Гофман, открытым вопрос: почему ЕС не отреагировал на сигнал правовых органов дружественной страны? Может, потому что у Филата была совсем другая договорённость с отдельными чиновниками ЕС? Потому что у Славы Платона было достаточно денег на смазку всех звеньев налаженных схем? Именно этих двух человек – премьера и райдера – впервые открыто назвал Гофман как авторов и главных бенефициаров многомиллиардных афер.   

А наша прекрасная и свободная молдавская пресса просто цинично использовала Гофмана. Он только сейчас понял, что журналисты его не спрашивали, а допрашивали с пристрастием, добиваясь необходимых для их хозяев ответов. Он договорился оставить определенным СМИ компрометирующие материалы, которые по сигналу сыщика должны были публиковаться, а журналисты по уговору с хозяевами спрятали компромат поглубже и кормили публику байками. В студии его больше не пускали! Гофман произнёс пока три имени: Наталья Морарь, adevărul.md и «Ziarul de gardă».              

Гофман думает, что, по сути, у афер с миллиардами, кроме цели обогащения, серьёзная политическая составляющая, интерес к которой проявили определенные спецслужбы. Он считает, что это была диверсия против Молдовы с целью подорвать доверие граждан к евроинтеграции. Какая же роль у Плахотнюка в этой схеме? По мнению Гофмана, тот был вне схемы, и это доказывает проевропейский характер его политической деятельности. Однако, знал ли лидер ДПМ об этой схеме? Бывший сотрудник НЦКБ предполагает, что, скорее всего, знал, но отмалчивался, надеясь, наверное, вывести из игры и изолировать главных игроков.

Comentarii