Зачем в Молдове начинают ловить мнимых рейдеров. Истинные причины

Opinile evidențiate în acest articol aparțin exclusiv autorului. Aceste opinii nu reflectă pozitia postului Publika TV sau a siteului Publika.MD.

Вас не смущает ситуация вокруг MoldovaAgroindbank»- а, менеджмент которого на всех углах заявляет о рейдерской атаке? Но никакой другой информации не дает? Например, что украли, у кого украли, как украли?

Ведь рейдерский захват бизнеса- это когда против воли законного собственника его лишают принадлежащего ему имущества. Причем обязательным элементом такого вида действий должны быть противоправные действия инициатора захвата — будь то принуждение к продаже по заниженной цене, спорные судебные решения, то есть чисто уголовно наказуемые действия.

Если упрощенно: обязательно должны быть 1. потерпевший — тот, кого лишили имущества, и 2. вторая сторона — тот, к кому имущество перешло, то есть выгодоприобретатель. И между ними всегда возникает конфликт. Но если претензий к друг другу нет, это не уже рейдерство, а обычная бизнес-сделка по купле-продаже активов.

Вопросов относительно MoldovaAgroindbank»- а становится еще больше, когда стало известно, что именно обсуждалось на заседании Национального комитета финансовой стабильности — это такой орган при премьере, статус которого достаточно расплывчат, зато позволяет довести на властей свою точку зрения, особенно если не пригласить на заседания оппонентов.

Читая пресс- релиз( http://gov.md/libview.php?l=ro&idc=436&id=6398 ) по результатам события, остается загадкой ответ на главный вопрос – с какой целью он (Комитет) был созван?

Так , Национальный банк, в случае, если ( так и написано в оригинале) будут обнаружены несоответствия законодательству, предпримет необходимые меры. Слово в слово понятие « в случае, если» повторяется и что касается действий Национальной комиссии по финансовым рынкам.

То есть, изначально понятно, что пока никаких нарушений законодательства при сделке с акциями банка НЕ БЫЛО. Зачем было созывать в спешном порядке этот Комитет?

Больше того, у Генеральной прокуратуры тоже нет оснований волноваться. По крайней мере, нет заявлений в этот орган от пострадавших. Ведь рейдерство -это отъем собственности против воли его законного владельца, и очень логично было бы, чтобы ограбленный написал жалобу прокурорам. Тем более, что речь не идет о 5 леях. Разве нет?

Больше того, никто не жалуется на судей, которые принимали бы какие-то незаконные решения. Как – то странно ведут себя пострадавшие в результате рейдерства на миллионы, не так ли?

А может все проще?

А может группа акционеров продала принадлежащие акции банка, получила за них запрашиваемые деньги, а кому-то это не понравилось? И теперь делается все, чтобы эти сделки опротестовать, оседлав отношение общества к рейдерству?

То есть очень «творчески» перевести конфликт корпоративных интересов в сферу голых эмоций.

Зачем? А чтобы сохранить управленческий контроль над самым большим банком Молдовы.

Известно, что «MAIB» с точки зрения корпоративного управления далеко не идеал даже на фоне того, что происходит в остальных молдавских банках.

Чего стоил только скандал почти 10-лей давности, когда два крупных иностранных владельца пакетов акций (почти 20% на двоих) — Европейский банк реконструкции и развития и Western NIS Enterprise Fund (США) были ошарашены новостью, что главе банка Наталье Врабие положено выходное пособие в случае увольнения в размере 10(!!!!) миллионов долларов США. Что делало ее несменяемой при любом положение дел в банке.

Что еще скрывается в недрах далеко нетранспарентного банка известно только менеджементу, который проводит активную медиа – компанию на опережение против новых собственников.

А происходит там, в недрах, многое. По крайней мере, в СМИ появлялись статьи

( http://www.vedomosti.md/news/Genri_Poter_I_Tainaya_Komnata_Natalii_Vrabie_9914),

( http://www.vedomosti.md/news/Evrostirka_Po_Sheme_Moldovaagroindbanka_) свидетельствующие о весьма сомнительных операциях. Что любопытно – «MAIB» оставил их без внимания. А мог бы не полениться и защитить свою репутацию в суде.

Интересен еще один момент, на который никто не обращает внимание. Какова доля менеджмента банка в уставном капитале? Заходим на официальный сайт финансового учреждения и находим любопытный документ под названием: „Информация о членах Совета, Комитета управления, главного бухгалтера и зам. гл. бухгалтера”  (  см. файл Membrii Consiliului _maib  )

В последнем разделе — доля в капитале — напротив фамилии главы банка значится многозначительная пустота, то есть акциями банка лично Наталья Врабие не владеет. Другими словами, является наемным работником, которому платят зарплату акционеры.

А теперь представляете как удивился добропорядочный покупатель 3,71%-го пакета акций, гражданин Германии Бени Розенберг, которого ни лично, ни его юристов не пускают на порог банка. Хотя бы для того, чтобы познакомиться с теми, кому платит зарплату. Об этом ошарашенный инвестор рассказал на одном из частных телеканалов. То, что в Молдове кажется делом обыденным, для привыкших к западным деловым нормам оказывается шоком.

Знаете, что напоминает эта ситуация? Покупаете вы чашку кофе, а выпить вам ее не дают. Какие напрашиваются выводы? Или что-то с кофе не то- или съэкономили на сорте, или не досыпали зерен в аппарат.

А теперь представьте как можно было развернуться, имея за спиной гарантированные 10 млн. долларов в качестве «золотого парашюта»?

Вот пример, не совсем свежий — 2007 года, но очень показательный. Тогда по новостным лентам прошло сообщение «Руководство КБ „Moldova Agroindbank” подозревается в служебных злоупотреблениях и незаконном присвоении финансовых средств в особо крупных размерах». ( http://www.procuratura.md/md/newslst/1211/1/2167/ )

шесть лет назад прокуроры обвиняли Наталью Врабие и ее заместителя в том, что они перечислили 13,9 млн. леев из средств банка на счета фирм, принадлежащих супругу самой Врабие, что запрещено законом.

И это только один факт, имевший место быть, а сколько предстоит узнать новым акционерам? Страшно представить!

Comentarii