BEM: возвращение невозможно

Opinile evidențiate în acest articol aparțin exclusiv autorului. Aceste opinii nu reflectă pozitia postului Publika TV sau a siteului Publika.MD.

Дважды в одну воду не войти, а в случае с „Банкэ де Економий” это означает, что вернуться к существовавшему до лета нынешнего года статус кво уже не удастся.
И это может подтвердить любой юрист с более-менее качественной профессиональной подготовкой.

Все дело в том, что сделка была осуществлена в соотвествии с нормами действующего законодательства, под каждым из документов стоит подпись отвественного чиновника, который в свою очередь всегда может сослаться на решение коллективного органа, уполномочившего его на этот шаг.

Несмотря на информационное возмущение, как левой, так и правой, оппозиции, развернутую компанию в социальных сетях с привывом национализировать банк, сути это не меняет.

Государство рассталось с контролем добровольно, в процессе не были использованы сколько – нибудь спорные судебные иски, а за увеличение доли частные акционеры заплатили живые деньги. Точка.

Как и почему банк дошел до такой ситуацию – важный, но отдельный вопрос. Потому что, если, скажем, дело дойдет до разбирательств в международных судебных арбитражных инстанциях вердикт предсказать совсем не сложно.

Два акционера (и для суда нет значения, что один из них государство) договорились пересмотреть свои доли участия в коммерческом предприятии (а банк несомненно таким является). Это раз. Договоренность вступила в юридическую силу, так как одна из сторон понесла финансовые затраты при ее осуществлении. Это два.
Если продавец передумал, то, как минимум, он должен вернуть деньги. Это при условии, что покупатель выразит согласие вернуться в исходное положение. А если нет? Кто его может заставить расстаться с приобретенной согласно законодательству собственностью?

Государство, – ответите вы. И будете неправы, потому что понятия „национализация” в законодательстве нет. Есть „экспроприяция”, но в перечень того, что можно изымать в пользу государства акции не входят. Да и механизм экспроприятии тоже точно описан – делается это исходя из принципа „после справедливого и предварительного возмещения ущерба„.

В Молдове, кстати, уже была попытка вернуть в собственность государства крупное предприятие. В начале 2000 гг. с такой проблемой столкнулась „Union Fenosa”, которой тогда метрологическое ведомство выписало штраф в 600 млн. леев.

Практически сразу все международные доноры объявили, что это попытка покуситься на права частных собственников, которые являются креугольными и с точки зрения молдавской Конституции, не говоря уже европейских судах по правам человека и стокгольмских экономических арбитражных судах.

Можно, конечно, принять отдельный закон, позволяющий экспроприировать банки. А можно просто настаивать на его принятии, благо тема для привлечения внимания более чем благодатна. Потому что в бедной стране вопрос денег, а тем более больших, всегда задевает за живое. А история Молдовы уже неоднакратно доказала: наш избиратель голосует эмоционально. Главное -это эмоции разбудить. Чем политики сегодня успешно и занимаются.

Comentarii